В верх страницы
В низ страницы

Рейтинг игры: NC-17, 18+

Важное объявление.

Приветствуем Вас на эпизодической ролевой игре по вселенной Древних Свитков.

Наши двери открыты. В данный момент идет набор в сюжеты каждой из доступных для игры провинций: Сиродила, Скайрима и Морровинда. С акциями и заявками вы можете ознакомиться здесь.

Если у Вас есть вопрос, можете задать его в гостевой, где есть контакты администрации. Однако прежде всего следует ознакомиться с нашими правилами и заглянуть в FAQ.

Хорошего дня!

12.07.18 Введена возможность бросать добровольные дайсы. Подробнее с новой функцией можно ознакомиться здесь.

7.07.18 Важное объявление, касающееся исчезающих картинок.

8.06.18 Официальное открытие.

6.06.18 Добавлены баннеры некоторых топов.

6.06.18 Добавлен аккаунт читателя. Логин: Мотылек-Предок, пароль: 2222. Для удобного входа следует воспользоваться кнопкой быстрого входа на панели навигации.

20.05.18 Поменяли дизайн иконок и кнопок "вверх" и "вниз". Теперь они красивые.

16.05.18 Добавлены акции Морровинда.

01.05.18 Почти закончена статья о Сиродииле.

29.04.18 Добавлены акции Сиродиила и Скайрима.

28.04.18 Появились сюжетные темы всех трех игровых провинций.

4.03.18 Обновлена тема с часто задаваемыми вопросами.

3.03.18 Добавлены статья о космологии и астрологии и синопсис.

21.02.18 Опубликована информация о состоянии основных провинций, их внешней и внутренней политике.

18.02.18 Пополнена библиотека форума: закончены статьи о тамриэльских праздниках, пантеонах, гражданской войне в Скайриме. Почти закончена статья о Морровинде.

21.12.17 Обновлен скрипт смены имиджа. Мануал по использованию можно посмотреть здесь.

8.11.17 Для лучшей ориентации добавлены следующие поля профиля персонажа: раса, возраст и род занятий. Заполнить их можно в своем профиле, графе "дополнительно".

6.11.17 Немного отредактирован шаблон анкеты. Желательно (но не обязательно для уже опубликовавших свою анкету) ознакомиться и отредактировать пункты согласно новому шаблону.

31.10.17 Добавлено важное объявление!

30.10.17 ВНИМАНИЕ! Обновлен список дел по форуму. См. кнопка "Список дел".

29.10.17 В шапку добавлены ссылки, разделены форумы с хронологией и анкетами.

30.09.17 У нас появился вот этот самый дизайн.

14.09.17 Создан вот этот самый форум.

12.09.17 Свершился Исход Велоти.

День: 13-ый день Месяц: Руки Дождя
Год: 4Э205 Календарь

The Elder Scrolls: Heroes are Gone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Elder Scrolls: Heroes are Gone » Недоигранные эпизоды » Нет богов - нет еретиков (20.11 4Э197, Скайрим)


Нет богов - нет еретиков (20.11 4Э197, Скайрим)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Дата: 20-е число месяца Заката Солнца, 197 год Четвертой эры.
Место: Скайрим.
Участники: Атла, Арнаирил.
Краткое описание эпизода: Даже праздничный день не будет помехой для эмиссара, уличившего талосопоклонника. Арнаирил арестовывает молодого норда, носящего на груди амулет бога Талоса и собирается доставить его на допрос и суд, когда в дело вмешивается полукровка, почему-то не желающая предоставить Талмору возможности наказать еретика. Во что же выльется столь явный конфликт интересов?
Значимость: Личный

Отредактировано Атла (14-12-2017 16:12:27)

0

2

Сегодня во внутреннем дворе Мрачного Замка, открытом в честь празднования, было многолюдно. Да и не только там - людской поток, пестрый, колышущийся как волны Моря Призраков, что бьются о скалы за стенами города, тянулся от самых Грозовых ворот. Стражники сбивались с ног пытаясь уследить за порядком, но в такой толпе это было не так то просто. В гуле сотен голосов едва ли отличишь шум драки от зазывных криков торговцев, съехавшихся сюда со всех концов Хаафингара и некоторых соседних владений. Ярмарки на Праздник Воинов устраивали в каждом большом городе Скайрима, но попасть в качестве торговца на ярмарку устроенную в Солитьюде или Виндхельме было невероятно почетно. Места под уличные лотки раскупались задолго до самого празднества, да и не всякий удостаивался чести торговать тут. И деньги решали далеко не все.
Погода, не смотря на то, что на дворе стоял Месяц Заката, была довольно приятная. Для уроженца Скайрима, конечно. Чистое, не затянутое, как чаще всего бывало, серыми тучами небо огромным синим куполом возвышалось над головами, а солнце щедро дарило свои лучи, окрашивая улицы золотыми бликами, отражающимися от многочисленных клинков разложенных на ткани и шкурах, деревянных столах и хитрых подставках. Сегодня был их день. Их и любого чей хлеб зависел от остроты его клинка. По древнему неписанному закону, любой кузнец или торговец выставивший на продажу оружие на Празднике Воинов, брал за него лишь половину стоимости. Но хорошие мастера не оставались в накладе - ведь если купивший клинок его работы будет доволен, то он обязательно расскажет о том, где купил доброе оружие. А плохие мастера на ярмарку не стремились, да и не так уж много оружейников в Скайриме, провинции воинственных мужей, не могли похвастать своей сноровкой. Бездари в этой профессии не задерживались.
Люди ходили вокруг лотков, крутя в руках смертоносные игрушки и расспрашивая гордых своими изделиями кузнецов. Кто-то покупал - наемники, что брались за любую, даже самую опасную и кровавую работу. Гордые юнцы, у которых только начали проклевываться усы, уверенные в своей удали и боевом мастерстве. Отцы, желающие в честь праздника преподнести наследнику первый в его жизни кинжал. В Скайриме детей сызмальства приучали к оружию, и не было ничего удивительного в том, что почти у каждого, даже самого бедно одетого мальчишки на поясе висел клинок, пусть и переделанный из отцовского, с самой простой деревянной, обмотанной кожей рукоятью. Разнообразие материалов тоже радовало глаз. Здесь можно было найти тонкие и певучие клинки из лунной руды, чьи рукояти украшались драгоценными камнями, тяжелые секиры из узорчатой стали, простые и надежные, каким и должно быть оружие настоящего норда и даже изделия из эбонита с добавлением крови демонов-даэдра, что придавало клинку небывалые свойства.
Однако, одними лишь лотками ярмарка не ограничивалась. На рыночной площади был сооружен помост, на котором приехавшая накануне в город труппа вдохновенно играла старинную пьесу "Предполагаемое коварство", не обращая внимания на недовольные выкрики из собравшейся на представление толпы. Магов в Скайриме недолюбливали, и было за что. Однако, гнилыми овощами и объедками актеров забрасывать не спешили, памятуя о том, что выступление бардов начнется не раньше вечера, до которого было еще далеко. В толпе сновали разносчики, наперебой предлагающие гулякам купить горячих пирогов или сладостей детям, которые, едва завидев такого торгаша, тут же начинали дергать матерей за юбки и просяще заглядывать в глаза. Добрых пожеланий коробейники не дожидались, но их это не трогало, ибо звонкие монеты исправно перекочевывали в их кошели из рук недовольных женщин.
Костлявая, тонкая словно птичья лапа, рука, с отсеченным когда-то давно мизинцем, ловко цапнула с переносного лотка пирожок с брусникой, подбросив заместо него мелкую монетку. Торговец, кажется, и не заметил этот наглый обмен, зато женщина, чьи седые волосы были заплетены в две толстых косы, обрамляющие узкое, обезображенное шрамом от ожога лицо, осталась собой довольна. Делая вид что не замечает укоризненного взгляда дочери, она откусила от сдобы едва ли не половину, довольно щурясь от солнечных лучей, слепящих глаза.
- Ну, фаф тефе яфмафка? - прошепелявила она, стараясь одновременно с этим прожевать мягкое тесто.
Проглотив, она продолжила, все так же обращаясь к своей спутнице:
- Как по мне, так жуткое местечко. Следи за кошельком и старайся не отставать.

Отредактировано Атла (14-12-2017 16:26:30)

+1

3

[icon]https://c.radikal.ru/c38/1801/80/4a0f3ef77332.jpg[/icon]Юстициар Арнаирил вполглаза дремал, вполглаза - наблюдал представление бродячего театра. Он стоял себе молча подальше от сцены, прислонившись к прилавку с кожаными доспехами, с видом совершеннейшего равнодушия ко всему окружающему, и все равно высокую черную фигуру талморца окружала полоса пустого пространства, а владелец прилавка скрючился где-то за горой кож с потемневшим и хмурым лицом. Вот уже который норд, направившийся было посмотреть товар, резко менял направление, едва заметив талморца, и исчезал в толпе.
Арнаирил был доволен. Ярмарка - не ярмарка, враги... хм, то есть, простите, местные жители должны были помнить, что над ними есть власть и контроль. Воительница Энельме, что застыла неподалеку таким же равнодушным золотым изваянием, вполне разделяла его мысли. Только балбес-Рандил, кажется...
Постойте, а где он?.. Только что здесь был!
С досады юстициар хлопнул ладонью по прилавку и, наконец, отлепился от своего места. Кинул короткий взгляд Энельме - за мной! - и двое талморцев двинулись сквозь толпу, как нож сквозь масло, высматривая потерянного товарища.

Рандил прибыл с Алинора чуть более недели назад. Он был салагой как по меркам меров, так и по меркам людей - лет ему было двадцать с небольшим, а на лицо нельзя было дать и того. Великой Войны Рандил не видел, и лютая, неизбывная ненависть, которая растет из трупов друзей и соратников, не поселилась в его душе. Для Арнаирила и Энельме собравшиеся на ярмарку люди были врагами, пусть и временно притихшими. Для Рандила - если отбросить всю талморскую пропаганду, - просто любопытными чужеземцами, к которым, при соблюдении вполне понятных правил, он никаких личных претензий не имел. И потому неудивительно, что когда юстициар заметил, наконец, своего солдата, тот дегустировал рифтенский мед в компании нордского ровесника.
На лице Арнаирила не отразилось никаких эмоций; внутренне же он едва не задохнулся от возмущения. Рандил его не видел. Приятно порозовевший от хмеля, златокожий алинорец что-то отвечал норду, покачивая рукой с кружкой, и его оперенный доспех сверкал на солнышке, как новенькая монетка.
- Вы только гляньте, - почти не разжимая губ, прошипел Арнаирил.
- Да, юстициар, - эхом откликнулась Энельме.
Юстициар решительно направился к диссиденту, столкнулся в давке с какой-то седой нордкой, зацепился взглядом за жуткие шрамы на ее лице, рявкнул короткое: "С дороги!" и успел на "место преступления" как раз в тот момент, когда там появился старый норд, явно приходившийся рандилову собутыльнику старшим родичем.
Хмурое лицо, поджатые в ниточку губы, угрожающая походка - старый норд и талморский юстициар в тот момент были похожи, как братья, хотя оба скорее удавились бы, чем согласились признать сходство. Северянин явно спешил дать подзатыльника парнишке за братанье с заклятым врагом, но, встретившись взглядом с Арнаирилом, встал, как вкопанный. Арнаирил тоже остановился. Казалось, сам воздух между ними накалился, и на миг юстициару померещился запах сожженных заклинаниями тел и эхо битвы на границе слуха - или памяти. Рандил поперхнулся, поспешно отставил кружку и, осоловело моргая пьяненькими глазами, вытянулся в струнку перед юстициаром.
- А... Тут все чисто, я проверил, - отрапортовал он на альтмерисе.
Молодой норд, очевидно, не понимая ничего, кроме того, что успел влипнуть, слез с бочонка на котором сидел, и тоже отставил кружку.
- Эм... Ладно, мне пора, - пробормотал он, обращаясь не то к Рандилу, не то к своему старшему родственнику.
А вокруг уже начала собираться толпа, предчувствуя представление поинтереснее того, что разворачивалось на помосте.

Отредактировано Арнаирил (11-01-2018 22:20:06)

+1

4

Вокруг разворачивающейся на площади сцены медленно собиралась толпа зевак, с жадностью следящих за четырьмя мужчинами. Они всегда найдутся - стервятники, с упоением наблюдающие за чужим несчастьем, болью, смертью. На каждой казни можно увидеть их сытые, самодовольные лоснящиеся противоестественным удовольствием рожи. Они первыми прибудут к месте, где человек свел счеты с жизнью и собой, обсасывая новую, такую вкусную новость со всех сторон. Они будут мешаться под ногами у стражи, толкущейся над трупом прирезанной в темном переулке проститутки. Будут глазеть на воющую на мостовой вдову, узнавшую о том, что ее муж не вернулся из боя. Атла ненавидела их всей душой. Подобные люди вызывали у девушки лишь брезгливую гадливость, их хотелось обойти стороной, как лужу жидкого, вонючего дерьма. Но сейчас она сама невольно стала одной из них. Вот только в глазах ее не было ни капли любопытства и радостного ожидания. В глазах полукровки застыли беспокойство и отчаяние. Потому что парнишку, решившего выпить с желтомордым, она узнала. Берси, старший сын кузнеца из Морфала, впервые в этом году выбравшегося на ярмарку не в качестве покупателя, а поставившего свой, пусть и не очень большой, стол с товаром. Один из немногих, с кем Атла поддерживала пусть и не дружеские, но вполне приятельские отношения. И сейчас полуэльфийка прекрасно понимала, что этой семье не стоило привлекать к себе внимания этого эльфа с жестоким лицом, что чуть не сбил с ног ее мать. Еще месяц назад она намекала Берси о том, что носить в открытую амулет опального бога может лишь глупец, желающий горя своей семье. Он обиделся тогда срезав все возражения девушки одной фразой о том, что настоящий норд ничего не должен бояться. И уж тем более трусливо прятаться тогда, когда остроухие чужаки заставляют забыть веру отцов и предков. И в глазах молодого мужчины Атла прочла тогда гораздо больше, чем он сказал вслух. Настоящий норд, не такой как ты. Откуда полукровке, крапивному семени, знать и почитать богов. И пусть после того разговора Атла старалась не приближаться к Берси лишний раз - обычно он обижался на свою приятельницу недолго, уже на третий день болтая с ней как ни в чем не бывало, но в этот раз полуданмерка поняла, что переступила ту черту, за которую заходить не следовало.
И вот теперь Берси сполна должен был расплатиться за свою глупость. Потому что даже если альтмер еще не заметил амулета, нахально торчащего из под воротника, то обязательно скоро увидит его. Что именно эльфы делают с еретиками никто толком не знал, но истории ходили самые жуткие. И подобной судьбы Атла своему знакомому не хотела. Девушка сделала шаг вперед, на встречу к Берси, замершему рядом с мнущимся с ноги на ногу альтмером, но была остановлена жесткой рукой, вцепившейся в плечо.
- Там где тонет один, - проговорила вполголоса мать, - Совершенно не обязательно прыгать в полынью второму.
Прожившая на свете много зим северянка уселась на составленные друг на друга ящики и принялась набивать трубку. Атла тихо бесилась, едва ли не скрипя зубами. Матери всегда было наплевать на местных, если они не приносили ей свои деньги в обмен на снадобья. И вот сейчас выражение ее лица - безучастное и самую капельку ироничное, бесило неимоверно. Наконец, северянка зажала трубку в зубах и зажгла на кончике пальца крохотный огонек, раскуривая ее. Над толпой поплыло облачко ароматного травяного дыма.
- Не здесь и не сейчас. Смотри, запоминай, делай выводы. Или я зря учила тебя?
Атла опустила голову, оглушенная стыдом. Она и в самом деле собиралась сейчас поступить как девчонка, не оценив и не обдумав ситуации. Матушка была права. Бросаясь в огонь не спасешь того, чья плоть уже объята пламенем.
Берси. Безответственный придурок. Придурок, с синими как летнее небо глазами и сильными широкими ладонями, к которым ей всегда хотелось прикоснуться. Она постарается помочь ему, это можно было не обсуждать. И мама поняла это сразу, едва взглянув Атле в глаза. Но она, похоже, и не собиралась останавливать ее. Всего лишь подталкивала к правильному решению, принятому не под давлением чувств. Изольда сама совершила немало ошибок доверившись эмоциям и теперь старалась выдрессировать дочь так, чтобы она не повторила ее ошибок. Не всегда получалось, но северянка воспитанная данмерами не умела отступать перед трудностями.

Отредактировано Атла (25-12-2017 21:55:28)

+1

5

[icon]https://c.radikal.ru/c38/1801/80/4a0f3ef77332.jpg[/icon]

Несколько невыносимо долгих мгновений они смотрели друг другу в глаза - двое ветеранов одной Войны, которая, кажется, никогда не закончится. "Дай мне любой повод, - мысленно заклинал Арнаирил. - Талос, Конкордат, что угодно... Дай мне любой повод, и я убью тебя!". Старый норд выпрямился, с холодной, как скайримское небо, ненавистью глядя на эльфа. Казалось, он сейчас выхватит топор, и начнется бой, и рука юстициара бездумно легла на рукоять меча - как вдруг противник нехотя отвел глаза, протянул руку к сыну и хрипло позвал его:
- Пойдем отсюда.
Арнаирил тихо выдохнул, остро ощутив разочарование пополам с облегчением. Все-таки устал воевать. Воздух, который до этого кипел незримой ненавистью, опустился на лицо прохладой и пустотой. Юстициар медленно, как во сне, повернулся, собираясь уйти. Энельме коротко взглянула ему в глаза. Она все поняла. И надо же было именно в этот момент открыть рот юному идиоту - как будто так можно было оправдаться в глазах родителя! До слуха юстициара донеслись негромкие, полушепотом сказанные слова:
- Я... Не с ними... Ты не подумай, я... Прости, отец! - парень обернулся через плечо и со злостью посмотрел на дурачка-Рандила, будто это он был во всем виноват: - Я просто так, я бы в жизни не продался желтомордым, ты же знаешь!..
Арнаирил на мгновение закрыл глаза и громко вздохнул. Рандил вытаращил глаза, а Энельме холодно усмехнулась краем губ. Старый норд дернул было сына за рукав, безмолвно призывая заткнуться - но поздно. Эта встреча, видно, не могла не закончиться чьей-то погибелью.
Арнаирил обернулся и бросил в спину удаляющимся нордом резкий окрик:
- Подойди сюда!
Молодой норд обернулся, в его движениях был и вызов, и страх.
- Ты это мне? - уточнил он.
Юстициар не ответил. Впервые он посмотрел на юношу, а не на его отца - и сразу заметил металлический блеск в вырезе рубашки. Не спеша, растягивая ожидание, как хищник перед броском, Арнаирил приблизился к юноше. За его спиной лязгнул даэдрический металл - Энельме призвала меч.
- Послов дружественной страны не принято оскорблять ни у одного народа, - мягко, почти ласково посетовал Арнаирил, подходя почти вплотную. - Но я, кажется, понял причину неприязни...
Он слегка приподнял пальцем амулет Талоса на цепочке. Юноша подался назад, закрывая металлический кулон ладонью - и снова поздно.
- В чем ты обвиняешь меня, эльф?! - воскликнул он, и Арнаирил даже одобрительно хмыкнул: смело... если б еще голос не дрожал.
- В нарушении Конкордата, - невозмутимо и так же спокойно ответил он. - Полный список обвинений нам еще предстоит выяснить. Ты арестован для дознания. Мы с тобой пройдемся в Мрачный Замок, - Арнаирил повысил голос: пусть дойдет до каждого в толпе: - чтоб ты воочию убедился, что осужден по законам твоей собственной страны.
Юноша побледнел - от гнева на сей раз, и голос его больше не дрожал.
- Скарим никогда не отречется от Талоса, - презрительно бросил он, и юстициару показалось, что презрение это адресовано не талморцам.
- О, - коротко проронил Арнаирил. - Вот как. Измена Империи? Это не мое дело, но легионерам наверняка будет интересно. Пошли!

+1

6

Они все видели, видели, как этот рослый золотокожий мужчина взял их соотечественника под локоть - обманчиво мягкое движение, обманчиво слабая ладонь. Атла знала цену этой кажущейся деликатности, от которой рука повисает немощной плетью. Берси еще пытался что-то сказал, но теперь мог лишь хватать воздух ртом, как вынырнувший из полыньи пловец.
Они видели все, эти люди, что собрались полукругом, наблюдая за талморцами. Видели, и ничего не попытались сделать. Атла ненавидела их всех в этот момент. Ненавидела всем пылом своей мечущейся в безмолвном ужасе души и... понимала. Понимала, что здесь не поле боя, и никто не превратит его в подобное, ради какого-то юного дурня, к тому же, совершенно самостоятельно нарвавшегося на неприятности. Если бы только он придержал свой длинный язык, ничего, возможно, и не случилось бы. А теперь сделать что-то уже не представлялось возможным. Да и будет ли кто-то подставлять свою голову под плаху? Отец Берси сунулся было вперед, в безнадежной попытке отбить отпрыска, но был остановлен спокойным бесцветным голосом.
- Марий, нет, - седая нордка несколькими мгновениями ранее соскользнула со своего сидения и теперь стояла перед мужчиной, упирая ладонь в широкую грудь.
Кузнец невидящим взглядом уставился в лицо той, что посмела ему препятствовать и, узнав, уже собирался отмести женщину с дороги. Слушать ведьму, живущую на отшибе он не собирался. Вот только сдвинуть тощую, на первый взгляд, бабу, не получилось.
- Да отойди ты, фалмерова дура! - в сердцах бросил он, скривив пухлые, скрытые роскошными усами, губы, - Какое твое дело! Не твою байстрючку на плаху тянут, а ты и рада?
- Марий, нет, - женщина выдохнула в сторону резко пахнущий дым и покачала седой головой. - Не так.
Атле показалось, что из огромного, похожего на вставшего на дыбы медведя, мужчины просто вынули все кости. Он обмяк, с трудом сохраняя вертикальное положение, и оперся рукой о плечо своей землячки. Старшая ведьма даже не пошатнулась под весом здорового норда. Атла смотрела на них и вспоминала.
"Мама, а кто сильнее, ты, или кузнец Марий?"
Полукровка не помнила, что матушка ответила тогда. Но прекрасно видела ответ сейчас. И почему-то она была уверена - если бы на месте Берси оказалась она, Атла, то мама стояла бы с тем же безучастным выражением лица, крутя в руках резную трубку из морровиндского пробочника. Но обязательно бы что-нибудь придумала.
- Атла, - нордка повернулась к дочери, отстегивая от пояса кошель. - Прогуляйся к своей подружке. Обсудите наряды или украшения. Или мужчин. Хороших мужчин. В красивой форме.
Полуданмерка нервно кивнула, ловя кожаный мешочек. Намек она поняла. Если кто-то и может рассказать о местных легионерских шишках, то только она. Девушка посмотрела вслед матери, мягко уводящей за собой раздавленного горем мужчину, и шмыгнула в толпу.
Вход в этот дом найти мог не каждый. Но почти каждый знал, где он находится. Забавный парадокс, хорошая шутка природы. Официально такие заведения не поощрялись, но многие были готовы закрывать глаза на их существование. Полукровка постучалась условленной дробью и скользнула в открывшуюся дверь. Время было еще раннее, а потому большинство девушек отдыхало перед сложной, послепраздничной ночью. Но редгардка должна найти время для своей самой верной клиентки. Девочка-подросток, голенастая и нескладная, слишком молодая для работы, молча приняла у Атлы деньги и кивнула в сторону зала. Сейчас тут было пусто, но уже через несколько часов он наполнится голосами мужчин, в чьих карманах звенят монеты, и мелодично-наигранным смехом шлюх.
Полукровка поднялась на второй этаж и со стуком распахнула давно знакомую дверь.
- Аглаэ!
Редгардка подняла голову от подушки, широко зевнула и недовольно покосилась на потревожившую ее покой полуэльфийку. Перед ней можно было не играть привычную роль дорогой, ухоженной и всегда готовой игрушки, так что Аглаэ натянула на голову одеяло и пробормотала что-то нецензурное.
- Вставай, Аглаэ, ты мне нужна.
- Серенькая, прошу дождись вечера! - редгардка со стоном откинула в сторону одеяло, - Тогда что угодно!
- Поднимайся. Ты нужна мне сейчас.
- Хорошо, что у тебя? - женщина свесила ноги с кровати и потянулась, как будто бы невзначай оголив круглое плечо.
- Что ты можешь сказать о местном командире Легиона?..

Отредактировано Атла (12-01-2018 11:04:48)

+1

7

[icon]https://c.radikal.ru/c38/1801/80/4a0f3ef77332.jpg[/icon]

Капитан Алдис упрямо не смотрел в глаза Арнаирилу, мрачно изучая свой ноготь.
- Ну так за чем же дело стало? - тихо поинтересовался он, поднимая, наконец, взгляд на юстициара. - Вы свое дело знаете, никто вам его делать не мешает. Арестовали? Молодцы. Не вижу, чтоб он сопротивлялся. Зачем вам Легион понадобился?
В кабинете капитана было светло и тихо - сюда не доносился гомон с площади. Солнце, уходящее с зенита, разукрасило пол и часть стены узором витража. Алдис развалился в кресле за столом; Арнаирил расхаживал перед ним от окна к стене и обратно, заложив руки за спину. Берси - как, оказалось, звали парня, - стоял у двери, молча глядя себе под ноги со связанными руками. За его спиной безжалостным демоном маячила Энельме. Где-то снаружи в коридоре жался растерянный Рандил.
- Моя работа заключается в том, чтобы помогать вам с вашей, а не в том, чтобы делать вашу работу вместо вас, - отчеканил юстициар, на минуту останавливаясь и глядя прямо в лицо Алдису неприязненным взглядом. - Этот человек нарушил ваши законы. Займитесь им, не сваливайте это на меня.
Алдис вздохнул и перевел взгляд на Берси. Видно было, что ему жаль парня - как видно было и то, что вступаться за нарушившего Конкордат имперский легионер не станет.
- Хорошо, займусь, - спокойно, безо всякого раздражения в голосе согласился он. - Прямо сейчас и займусь, доверьтесь уж мне. А Вы, юстициар, тут не впервой, выход сами найдете?..
- Я останусь, - отрезал юстициар. - Посмотрю.
Алдис закрыл ладонью лицо и вымученно вздохнул:
- Слушайте, Арнаирил... Скажите мне честно, как солдат солдату - чего Вы от меня хотите?
Арнаирил повернулся к окну.
- Хочу, чтоб мои действия были законными в глазах любого гражданина Империи, - ответил, наконец, он.
- А разве они сейчас не законные?
- Ваши люди в этом сомневаются.
- Понятно... - Алдис протянул руку, взял бумагу и перо, что-то быстро написал и положил на край стола. - Вот. От имени Империи я отдаю его под Вашу юрисдикцию для расследования и наказания. Видят Боги, в этом не было нужды, но раз уж Вам захотелось...
Арнаирил подошел к столу, взял бумагу, пробежал ее взглядом и кивнул Энельме. Та вывела арестованного. Юстициар вышел следом.

*        *        *

Талморский отряд прошел через праздничный, забывчивый город. Возле фуры с элем уже выпивали другие молодцы, и лица лишь на несколько секунд омрачались при виде процессии с арестантом, а затем каждый возвращался к своему делу. В этом праздном и пугливом равнодушии было что-то мерзкое даже юстициару, хотя именно оно позволяло ему выполнять свою работу. Когда они покинули город, миновали дозорные башни и стали спускаться по широкому большаку с горы, на которой стоял Солитьюд, он вздохнул с облегчением.
- Энельме! - позвал Арнаирил.
Та поравнялась с ним.
- Да, юстициар?
- Вольно, Энельме, - по-эльфийски сказал Арнаирил, особым, более дружеским, чем обычно, тоном выделяя эту беседу. - Ты считаешь, что я неправ?
- Я не позволяю себе раздумывать над Вашими приказами, юстициар.
- Энельме, я сказал: вольно...
- Хорошо, - Энельме повернула голову и посмотрела на Арнаирила тревожными, блестящими глазами. - Ты видел его отца, - она кивнула в сторону арестанта, - ты поймал злокрыса и отпустил саблезуба. Почему - я не понимаю.
Арнаирил кивнул - так он и думал.
- Закон, - сказал он. - Мы с тобой представляем здесь Закон. Тот старик не дал нам повода, и мы не бандиты, что нападать...
- Мы воины.
- Сейчас нет войны.
Энельме горько усмехнулась.
- Вчера еще один наш отряд не вернулся с патруля, - горько сказала она. - Войны, ты говоришь, нет, а наши братья и сестры гибнут. Ты знаешь, что я думаю о войне. И ты думаешь так же. Тот имперский капитан не сказал это вслух, но я скажу: зачем тебе это представление с законностью и порядком?

А тем временем позади них Рандил, уже не особо пытаясь изображать суровость, вел равнодушно-покорного Берси. Солдату было неловко и грустно. По-другому, ох, совсем по-другому он представлял себе свою блистательную службу в Талморе. Ну хорошо, пусть с героическими подвигами, с походами в Обливион - это было его несбыточные мечты, он и сам это знал, но вот так вести связанным недавнего собутыльника... Это было уже как-то совсем...
- Ты идиот, ты это уже понял? - прошептал, наконец, Рандил, наклоняясь к самому уху норда. - Какого скампа ты его раздраконил?
Берси дернул щекой, будто отгоняя муху.
- И что теперь делать, я даже не знаю, - продолжал шептать Рандил. - Ты же понимаешь, мне приказали, и я должен...
- Да понимаю я все, - вздохнул Берси, не поднимая головы.
- Правда? Ну, что ж... Мне так легче. Главное, что ты не ждешь от меня, чтоб я...
- Не жду, успокойся, - подтвердил Берси. - У тебя итак уже проблемы.
Рандил печально взглянул на него и тяжело вздохнул.
- Ладно. Ты... хотя бы... устанешь - скажи, - сказал он и надолго замолчал.

В итоге, Рандил все-таки сам попросил Арнаирила сделать привал. Тот свирепо взглянул было на подчиненного, угадав в подчеркнуто-презрительном тоне скрытое сочувствие, но затем бросил взгляд на нордского юношу - и только молча кивнул. Отряд остановился у развилки, где тропа уходила наверх, к посольству Талмора, а внизу шумела река. Берси сел там, где ему указали. Возмущение, страх, гнев - все осталось позади, теперь мятежным юношей овладевало мертвенное равнодушие, последняя грань отчаяния. Арнаирил не чувствовал к нему жалости, но не испытывал и радости. Не для борьбы с такими, как Берси, он сюда приехал, и пусть бы тот игрался дальше с амулетиком лживого бога.
Но Закон есть Закон.

* курсивом - альтмерис

Отредактировано Арнаирил (12-01-2018 03:30:41)

+1

8

- Его не станут казнить в Солитьюде, - Атла опустилась на стул, - Но и на открытый конфликт местный командующий не пойдет. Скорее всего, Берси доставят в посольство.
Аглаэ хорошо знала местные настроения и слухи, и не смотря на то, что подруга разбудила ее, не стала утаивать сведения в качестве мелкой мести. Иногда даже у шлюх чести побольше, чем у доброй части населения Скайрима.
Девушка сложила руки в замок и оперлась на них подбородком, внимательно глядя на мать, чистящую свою трубку. Казалось, северянку в данный момент не интересует ничего больше. Ни кузнец, сидящий рядом и методично наливающийся крепким черновересковым, ни дочь, почти подпрыгивающая на месте. Атла не торопила ее, она знала эту привычку матушки - когда женщине нужно было подумать и потянуть время, она занималась своей трубкой. Привычка эта раздражала большинство собеседников, но Изольду это не волновало ничуть. Казалось даже, что совсем наоборот - она получает какое-то удовольствие сознательно выводя из себя других людей. У всех свои маленькие слабости. Наконец, нордка аккуратно убрала курительные принадлежности в расшитый мелкими ракушками футляр и отзеркалила позу дочери - поставила локти на стол, устроила голову на сложенные в замок руки и чуть подалась вперед.
- Спасибо. Я так и думала.
Полуэльфийка поперхнулась воздухом от возмущения. Если матушка знала все наперед, то зачем отправила ее к Аглаэ?
- Чтобы ты не мешала мне думать, - Изольда ответила на невысказанный вопрос, криво усмехнувшись. - Глаза пошире открой.
Атла не сомневаясь выполнила приказ. Если мама что-то просит, значит это нужно для дела. Иначе быть просто не могло. Женщина встала со своего места и подошла к дочери со спины, ловкими пальцами вплетая в пепельные прядки разноцветные бусины.
- И рот приоткрой. Так, словно хочешь пить.
Северняка наклонилась через плечо дочери и кивнула, удовлетворенная результатом.
- Запоминай. Теперь это твое выражение лица. Идиоткам веры больше. Пояс с кинжалами оставишь мне. Это высыпь в кошель.
На стол был брошен сверток со свежими ягодами можжевельника.
- Ты ученица травницы, живущей в лесу неподалеку от Драконьего Моста. Имя можешь не менять, запутаешься. Бабе не верь, у нее на лице написано, что таких как ты она жрет на завтрак. К пацану не лезь, он сопля и ничего не решает. Держись поближе к мужчине. Если не дашь повода, он тебя не тронет. Все поняла? Я тебя страховать не буду, он видел меня в городе.
Атла кивнула, запоминая. Кончики пальцев девушки дрожали от напряжения. Впервые мама доверяла ей какое-то дело самой, без поддержки.
- Я недавно получила заказ на тролля, живущего неподалеку. Но вот беда, из-за всей этой суеты с ярмаркой так и не взялась за работу.

Найти тролля в лесу - не такая уж большая проблема. Самое главное, чтобы после того, как ты нашел его, тролль не нашел твои кишки. Особенно если ты бросишь ему в голову пару камней поувесистее. Череп у этих тварей крепкий, ведь мозгов там практически нет, зато злобы хватит на четверых разбуженных посреди зимы медведей. Атла это, конечно же, знала, но в полной мере осознала только сейчас, зигзагами носясь между деревьями. Достаточно быстро, чтобы не попасться под тяжелую лапу. Достаточно медленно, чтобы троллю не наскучило гонять по лесу противную девку. План был, наверное, хорош. Если бы полукровка поняла, что именно матушка имела в виду. Но ее соображения хватило только на то, чтобы разозлить опасную тварь и теперь вести ее за собой. На то, чтобы выяснить, какой именно дорогой предпочтут идти талморцы, ее уже не хватило. Так что игра в кошки-мышки с дурно пахнущей горой мяса могла затянуться.
Когда полуданмерка вывалилась под ноги мужчине, она уже и не надеялась, что сможет сбежать. За ней, громко и возмущенно вопя и ломая деревья, ломился зеленошкурый приятель.
- Помогите!.. - Атла резво отползла за спины альтмеров, с ужасом оглядываясь назад.

Отредактировано Атла (12-01-2018 14:05:07)

+1

9

[icon]https://c.radikal.ru/c38/1801/80/4a0f3ef77332.jpg[/icon]

- Не представление, - тихо сказал Арнаирил для Энельме.
Они вдвоем отошли к обочине дороги. Воительница чутко вглядывалась в зеленый полумрак еловой чащи, задумчивый взгляд юстициара стремился дальше, поверх бело-серебряных пиков далеких гор.
- Точнее, жителям города пошло бы на пользу и представление, - поправился Арнаирил, - но дело не только в этом. Мы всегда сражались за порядок и Закон, против варварства и невежества короткоживущих. Всегда - и на Войне тоже. В первую очередь, на Войне. Если мы забудем об этом теперь, то зачем все было?!
Окажись на месте юстициара Рандил, Энельме посоветовала бы ему вытереть сопли и не нести чушь, а тут просто промолчала. Она знала историю Арнаирила - единственный выживший гвардеец Наарифина, - и была достаточно умна, чтоб молчать всякий раз, когда его тянуло разодрать одну из своих старых ран и заглянуть внутрь. А его тянуло с унылым постоянством... И, положа руку на сердце, Энельме это давно уже порядком надоело. Все, что она могла сделать для него - это спрятать скептичную улыбку и неискренне-меланхолично вздохнуть.
Арнаирил бросил на нее короткий уязвленный взгляд и хмуро отвернулся.

Шум погони из чащи заставил их обоих замереть на секунду. Затем, безо всякой команды, Энельме призвала из Обливиона меч и огненного атронаха. Арнаирил выхватил из ножен эльфийский клинок, сверкнувший лунным камнем и огненными рунами; по левой руке юстициара с шипением заскользили маленькие белые молнии. Только Рандил, стоящий поодаль возле пленника, не сообразил приготовиться к опасности, и ему достался короткий окрик командира. Но быстрее, чем молодой альтмер успел вытащить свой меч, из ельника выкатилась под ноги юстициару какая-то запыхавшаяся девица. Вслед ей несся угрожающий утробный рык.
Арнаирил и Энельме, не сговариваясь, расступились в разные стороны, одновременно посылая в монстра боевые заклинания. Огненная стрела пронеслась мимо, но грозовой разряд ударил прямо в грудь троллю. Тот заревел от боли и обиды и, резко изменив направление бега, понесся обратно в заросли. За ним, поджигая хвою и папоротники, полетел огненный атронах.

Рандил заученным намертво жестом юноши из хорошей семьи, а вовсе не солдата, поднял беглянку на ноги. Вид у него был довольно-таки испуганный: раньше он не видел зверя страшнее собаки. Он достал, в конце концов, меч, да только не мог сообразить, что с ним теперь делать - то ли бежать на подмогу старшим, то ли защищать связанного пленника, - и бестолково топтался на месте. Берси, в немой панике скрючившись за пеньком, пытался разорвать веревки на своих руках. Пока на них несся разъяренный тролль, норду было совершенно не до того, чтобы посмотреть на лицо новоприбывшей и узнать в ней землячку.
- Оно сбежало?! - облегченно выдохнул Рандил после того, как монстр скрылся в чаще. - Уф!.. Это что вообще такое бы...
- Ничего хорошего, - бросил через плечо Арнаирил. - Сторожи арестанта!
Оба они, он и Энельме, побежали по задымленному следу в зеленый еловый полумрак и исчезли из виду.
- Вернется он, как пить дать вернется! - задыхаясь, прошипел Берси. - С любой стороны! Это же сукин тролль, они так просто не уходят! - он рывком поднял голову, убедился, что старших альтмеров не видно, и взмолился: - Эльф! Как тебя там?.. Развяжи меня! Я же сделать ничего не смогу, даже на дерево залезть, ну?!
В этот момент взгляд Берси упал на лицо Атлы, и парень застыл с приоткрытым ртом. Колеблющийся Рандил тоже обернулся.

Отредактировано Арнаирил (13-01-2018 04:28:18)

+1

10

Атла еще успела скорчить норду "страшную" рожу, прежде чем его охранник обернулся на нее. Оставалось надеяться, что Берси правильно понял ее предупреждение, и не станет орать об их знакомстве на весь лес, ломая полукровке весь план своего спасения. Девушка всхлипнула, для натуральности образа, и поднялась с земли, комкая руками висящую на поясе шаль, как будто не зная куда деть руки.
- Ваши товарищи... - она подняла на эльфа совершенно больной и испуганный взгляд, - Они справятся?..
Не то чтобы ее в самом деле занимал вопрос о том, справятся ли талморцы с разозленным троллем. Как по ней, пропади они пропадом вместе с обезумевшей скотиной. Это решит многие проблемы, которые сейчас стояли перед Атлой и ее целью. Но, как учила ее матушка, надеяться на хорошее явно не стоило. Эльфы были хорошими бойцами и недурными магами, как она успела рассмотреть за те секунды, что знаменовали начало боя. Так что зеленошкурый великан им не на один зуб, конечно, но на полчелюсти точно. Справятся, как пить дать. А потому стоило бы поторопиться.

Атла переминалась с ноги на ногу, испуганно заглядывая в глаза альтмеру. Он, кстати, выглядел не лучше, хотя и пытался всеми силами это скрывать. Мальчишка, хоть и в пугающей половину Скайрима форме.
Атла никогда не видела в альтмерах своих врагов. Как бы не пыталась. Она не поклонялась никаким богам, так что не могла стать  целью преследования Талмора. Она не участвовала в войне, и не видела зла, творившегося там. Она просто видела высоких эльфов с золотой кожей. И совсем не их вина, что они стали олицетворением врага для Скайрима. Уж точно не вина этого мальчишки, который выглядел не старше Берси. Хотя... кто их знает, этих эльфов. Лицом он молод, а за плечами может иметь не первую сотню прожитых лет.

Что она могла сделать сейчас? Подобраться поближе, оглушить талморца и сбежать вместе с Берси? Мысль хорошая, вот только Атла была совершенно не уверена в том, что сможет правильно ударить. Да и далеко ли они убегут, если по их следу двинутся сразу два преследователя, загнавшие к тому моменту тролля? Нет, как бы этот план не нравился, следовать ему нельзя. Но что же делать? Что? Полуданмерка закусила губу. Что бы сделала мама?
За спиной мальчишки как живая встала низкорослая нордка с длинными седыми косами и изуродованным лицом. Она наклонила голову к плечу и премерзейше улыбнулась.
"Если ты не видишь выхода, выбирай самый простой вариант".
Атла улыбнулась ей в ответ. Такой же противной улыбкой. Вот только адресовалась она не видению.
- Ты, - полукровка стерла с лица выражение испуганной простушки и внимательно посмотрела в глаза эльфа, - Из-за тебя его схватили.
Она мотнула головой в сторону Берси, замершего и скорчившегося, как будто сразу ставшего меньше ростом.
- Я пришла сюда за ним. Будем сражаться, или ты поможешь мне исправить причиненное тобой зло?

Отредактировано Атла (03-03-2018 22:51:30)

+1


Вы здесь » The Elder Scrolls: Heroes are Gone » Недоигранные эпизоды » Нет богов - нет еретиков (20.11 4Э197, Скайрим)